Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход. Сегодня: 10/17/17 :: 19:59:37
Главная Справка Поиск Вход
Тихий чат
| Новый чат
Страниц: 1 2 
Послать Тему Печать
Таверна. (фантазия) (Прочитано 17241 раз)
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Таверна. (фантазия)
01/17/07 :: 01:59:32
 
Глава 1. Вечер начался...
 
Солнце клонилось к закату, рабочий день медленно перетекал в излюбленный всеми нерабочий ночер, и в таверне 'Тухлый час' было многолюдно, как всегда в это время суток. Почти все столики были заняты, разговоры завсегдатаев слились в один монотонный гул.  
Меланхолично оглядывая публику, и привычно протирая вымытые стаканы, бармен, чьего настоящего имени уже никто и не помнил, а все называли просто Кокович, тревожно поглядывал на входную дверь. Какое-то седьмое или восьмое чувство подсказывало ему, что нынешняя пятница (а сегодня именно она и была) закончится скандалом: С тех пор, как из таверны уволилась последняя официантка, пришлось переходить на самообслуживание, посетители сами подходили к стойке бара, заказывали выпивку и уносили ее за свои столики.  
За дальним столом, склонившись к друг другу головами и перешептываясь, сидели Хомяк и Хамбек. Даже не прислушиваясь, только глядя на выражения лиц, бармен догадался, что речь у друзей опять идет о том, как бы насолить городской красавице Минни. Последняя шуточка Хамбека, которую он проделал на прошлой неделе, разослав почитателям Минни от ее имени пошлые письма, уже принесла свои плоды - вчера Минни была в таверне вне себя от злости, а сегодня вообще не пришла. Хомяк с укоризной выговаривал другу за его проделки, но нагловатое лицо Хамбека абсолютно ничего не выражало. Кокович задумался: 'Если так пойдет и дальше, то посетителей станет меньше, ведь Минни неизменно привлекала в таверну толпы почитателей:. А если она вообще перестанет заглядывать? Для бизнеса это крайне плохо:' Однако додумать до конца и решить, что же делать бармен не успел.  
Дверь в таверну распахнулась и, сметя по дороге вешалку с одеждой, в зал ворвалась Робсешн. Подлетела к стойке бара, плюхнулась на высокий стул и крикнула: 'Бармен! Двойной виски! Льда не надо! И огня!' Кокович мысленно перекрестился, поднес к ее тонкой сигаретке зажигалку, и полез под стойку, достать новую бутылку. 'Небось опять ее выставили из клуба 'Новый чёс': Ну вот чего она туда ходит, интересно? Посидит там минут 20, поругается с кем-нибудь, и тут же к нам:.Что за неугомонная девушка!' - подумал Кокович. Робсешн в два глотка опорожнила стакан с виски, затянулась сигаретой и, повернувшись к стойке бара спиной, начала оглядывать зал. Обычно спокойная, два-три раза в неделю она становилась неуправляемой гарпией, что впрочем, не уменьшало её очарования, а даже прибавляло некую загадочность. Углядев за столиком у окна давнего своего недруга Валентино, девушка соскочила с табурета и решительным шагом направилась к нему. Подсела за столик, выдохнула в лицо Валентино сигаретный дым и сказала: 'Ну что, негодник, ты опять тут? Опять протираешь штаны в таверне? Сколько любовниц тебя уже побросали после меня, десяток наберется? Свинья! Какая же ты свинья:.'. Звук пощечины, которую от души влепила девушка парню на мгновение заставил стихнуть гул в таверне. Валентино вскочил, крикнул: 'Ну и дура!' и через секунду за ним захлопнулась входная дверь. Никто, включая Боцмана, который подрабатывал тут вышибалой, не успел даже среагировать. Довольная собой Робсешн откинулась на спинку стула и улыбнулась. Вечер начинался удачно.  
Но неповоротливость Боцмана была вполне объяснима... Прошло то время, когда он, подобно благородному пирату капитану Бладу, налетал на нарушителей спокойствия ровной глади таверны, ставшей его вторым домом. Теперь от него требовалось вмешательство только в самых крайних случаях. Ибо самообслуживание распространялось и на наведение порядка. Желающих помочь ему в этом деле было столько, что иногда ему казалось, что если дать волю всем желающим - они повышибают друг друга. Поэтому скорее он был тут "присматривающим". Хотя эта ленца в движениях была очень обманчива. В случае необходимости бил он аккуратно, но сильно. "Мастерство не пропьёшь", думал он, лениво потягивая безалкогольное пиво. На работе он не позволял себе ничего крепче. Впрочем как и вне её. Он не любил эти новомодные штучки типа бейсбольных бит ("Тьфу, напридумывают эти америкосы чёрти чего"- в сердцах говаривал он), которыми молодые вышибалки укладывали хулиганов на пару недель, а то и на год. Он любил чистую работу. Руками. И пускай удара его кулака хватало только на несколько часов, но он считал, что этого вполне достаточно. А в случае чего можно и повторить. Поэтому он неспеша обводил взглядом столики, стараясь уловить, что именно может сегодня помешать ему полностью расслабиться. Ибо была у Боцмана одна, но пламенная страсть. Альенси. Он был одним из постоянных клиентов, приходящим сюда почти каждую ночь. Ибо был он существом ночным - как ёж. И таким же колючим. Не смотря на нерусскую фамилию, всё в нём выдавало родную до безобразия душу. И потому Боцман обожал вести с ним задушевные беседы "за жизнь". Ибо Альенси был единственным, кто не боялся открыто, в глаза, сказать Боцману, что никакой он не морской волк, а жалкая морская коняшка, торчащая из горлышка пивной бутылки. Это безумно веселило Боцмана, скрашивая его гордое одиночество. А ещё они любили спорить, чьё море чище и глубже- наше Синее или их Атлантоническое. Спор иногда получался достаточно бурным, хотя голоса они обычно не повышали. Бывало конечно, что Альенси терял над собой контроль, но лишь на секунду. Боцман не винил его за это. Он понимал, что это просто рвётся наружу душа, и хочется Альенси порвать на груди рубаху и сплясать гопока, как это бывало раньше. А потому прощал ему излишнюю горячесть. Особенно последнее время, когда Хозяин таверны выделил Боцману специальную комнату, в которой тот мог вести задушевные беседы, не боясь, что местный министр-без-портфеля Сейвгардбой опять отчитает его за отвлечение от исполнения своих обязанностей. Особенно ему не нравилось, когда Сейвгардбой приносил его личное дело на стол к администратору-распределителю Лоре. Последняя никогда не была жестока к провинившимся, но её укоризненный взгляд всегда вводил в смущение старого морского волка. Поэтому появление отдельной комнаты было для Боцмана подарком судьбы. Кстати, история её появления для многих была окутана тайной, поэтому приоткрою немного её завесу. Хозяин таверны любил прикинуться обычным посетителем и послоняться минутку-другую по своему заведению. И вот, как-то, в один из таких променадов, он наткнулся на мирно беседующих Альенси и Боцмана. О том, что именно подумал в тот момент Хозяин знают только он и его внутреннее "Я", но факт остаётся фактом - после небольшого ремонта Зал для общих посиделок был разделён перегородкой. И на одной из дверей появилась табличка: "Персональная заводь Боцмана". И вот теперь Боцман сидел и ждал, когда в его заводь заплывёт наконец Альенси. А пока ждал - с видимой ленцой разглядывал столики, ухмыляясь про себя беззаботной радости посетителей............  
За столиком рядом с эстрадой важно восседал судья Дарк. Вообще-то эстрада уже давно не использовалась по прямому назначению, но два столика справа и слева от нее по-прежнему считались самыми лучшими в заведении. Мрачно потягивая пиво судья Дарк с неприязнью смотрел на Массита, сидящего напротив. Массит был молод, а судья - стар, Массит сначала делал, а потом думал, а судья не предпринимал никаких шагов, не поразмыслив сначала о последствиях. Более всего судью раздражала в Массите постоянная готовность ввязываться в споры и доказывать свою правоту кулаками, благо они у него были размером с пивную кружку. 'Ваши высказывания в адрес посетителей ПОДОБНЫМ тоном, каким делаете это вы, сэр, не лезут просто ни в какие ворота. Хотя периодически вы высказываете идеи, за которые, пожалуй, вас даже из таверны выкинуть мало' - тихо проговорил судья. Массит сделал вид, что не услышал. Так было удобнее. Ведь последний раз Массит в пылу ссоры гневно бросил окружающим, что больше в таверну - ни ногой, мол они тут все его затюкали совсем. Но прошла неделя, и ноги опять привели Массита в излюбленное место, ничего с собой поделать он не мог. Да и он, как многие в заведении, ждал появления Минни, ярым поклонником красоты которой он был.  
В это же время Боцман с опаской начал разглядывать сидящего за тем же столиком доктора Пата, который по своему обыкновению уже был достаточно пьян. Бедный доктор Пат в силу своей профессии чаще имел дело с трупами, нежели с живыми людьми, что наложило свой, специфический отпечаток на его поведение. Немного напившись, доктор Пат очень часто бегал по заведению и громко кричал: 'А вот кому я сейчас клизьму поставлю!'. Ставить клизмы было любимым занятием доктора Пата. Но, поскольку ставить клизму трупам не доставляло ему особого удовольствия, посетители постоянно находились в опасности испробовать на себе его хобби. Доктор Пат был добрым человеком, и считал, что хорошо поставленная клизма - панацея от всех болезней, как тела, так и души. Трезвым доктора Пата видели редко, нормальным состоянием его считалось состояние, наступающее после принятия внутрь не менее литра виски без содовой. Переход на второй литр уже считался небольшим опьянением, а на третьем литре доктор Пат становился добрым и лез ко всем целоваться. Иногда, после трудного ночного дежурства, доктор впадал в буйство, крушил столики и норовил напоить музыкальный автомат, стоящий около бара. Именно этой стадии и опасался Боцман.  
Музыкальный автомат, стоящий в баре, был гордостью администратора-распорядителя Лоры. Она разыскала его на распродаже подержанных вещей в соседнем городке, привезла и с помощью мастера на все руки Мортимера отреставрировала. Еще месяц после этого Сейвгардбой с укоризной смотрел на нее. Он считал, что деньги на запасные части к автомату были потрачены зря, прибыли этот автомат не приносил, а только жрал электроэнергию со страшной силой. Тем не менее, посетители были в восторге, приносили свои собственные диски, чтобы насладиться любимой музыкой в компании. Но странное дело, именно музыка, вернее любовь или ненависть к определенным исполнителям, была самой опасной темой для разговоров в таверне. Боцман мог припомнить сотни случаев, когда ему приходилось буквально растаскивать посетителей и даже посетительниц, которые были готовы рвать друг на друге одежду и вцепляться в прически, только чтобы доказать, что их любимый певец лучше. Помнится сошлись в схватке не на жизнь, а на смерть уже упомянутая Робсешн и некая посетительница ВИКА. А выясняли они, чей урод круче - наш доморощенный малолетний Цедл (которого боготворила Вика) или ихний великовозрастный Марлон Мансон. К счастью, в отличии от последних околоспортивных состязаний в забугорной Кривляндии, откуда был теперь родом Альенси, в данном случае победил наш. Хотя сколько при этом было волос повыдергано - никто уже и не вспомнит...
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #1 - 01/17/07 :: 02:02:00
 
Глава 2. Посетители
 
Но сейчас звучала спокойная, ненавязчивая мелодия, не раздражавшая никого. Почти в такт мелодии открылись и закрылись двери таверны - это пришли неразлучные друзья Джон Волкер и Андр Дадди, по прозвищу Аналитик. Как всегда в этот час с ними появилась их лучшая подружка - Аля Бомонд. Ее экстравагантные наряды всегда притягивали взгляды мужчин и были предметом черной зависти у женщин. Вишневого цвета открытое платье красиво обтягивало стройную фигурку. Троица подошла к стойке бара и начался спор о выборе напитков. 'Мне вишневую настойку, кофе и три пирожных с заварным кремом' - сказала Аля. 'Не три, а два... ' - пробормотал вдогонку Аналитик. Он всегда считал, что когда стало у Змея Горыныча (ЗГ) 65536 голов - отрубил их все одним ударом Илья Муромец... и умер ЗГ, потому что был ЗГ беззнаковым шестнадцатиразрядным. И поэтому Аналитик не приветствовал переедание в любом его проявлении. Джон Волкер ухмыльнулся и заказал четыре кружки пива - для себя и для Аналитика. Аналитик согласился, хотя больше он уважал коктейли. Но коктейль, который был приготовлен не самолично, вызывал у него панический страх. "Чёрт его знает, какой дряни они намешали туда", - справедливо всегда думал он, запихивая в бутылку с минералкой таблетки "шипучек" - аспирина УПСА, витаминки С, и другими, которые смог найти. Но поскольку в таверне отсутствие наличия "колёс" строго контролировалось, приходилось ограничиваться пивом.  
Итак, они заказали пива и Кокович сноровисто наполнил кружки, налил рюмку вишневки, и включил кофейный автомат.  
В этот момент в таверну ввалил ещё один земляк пришедшей только компании - вредный Руха. В принципе он был ничем не примечательный товарищ, пока не начинал вредничать. Причём вредничал он настолько упёрто, что за глаза его даже называли Осликом. Никто уже и не помнил, когда он стал таким. Просто привыкли. В этом даже была своя прелесть - задремавшие было вышибалы оживлялись и наперебой бросались к нему, чтобы пожать его мужественную руку. Ибо только мужественный человек будет предлагать забивать гвозди в руки людям, у которых в этих самых руках бейсбольные биты. И еще вышибалы старались опередить злобного Массита, у которого то ли бита была длиннее, то ли реакция острее, но после него вышибать обычно было уже некого. Но в этот раз он не успел. Мелькнув неуловимой тенью, словно призрак ниндзя, чей-то лёгкий силуэт с разворота отправил Руху в жесточайший нокаут. Постоянные посетители конечно же знали, что администратор Лора частенько выходит размять свои косточки в общий зал. Правда, прикрывая своё лицо интригующей вуалью. Именно потому Руха долго ещё не мог понять, придя в себя, что же это было. И только дико оглядывался по сторонам, посылал проклятия неведомому врагу: "И небось думает что он(она) хороший вышибал(а)...дали биту а уж долбать мы сами сможем ...кто бы ещё мозгов дал...не кабак а монастырь даже порассуждать не дают...!!!"  
Чем, собственно, вызвал новую волну спора судьи Дарка и Массита. "Вот видите, судья" - процедил Массит - "Мочить надо. Хотя бы и в сортире, там где стоит устройство ?3. Мы же не железные! Теперь Руха орет, что его вышибли за, простите, "Вышибалам бы гвозди да в руки". Я бы за это не сомневаясь дал ему по башке, чтоб отрубился бы часа на три. Да еще по заднице Гриндерсом добавил бы. А вам, ваша честь, дам один совет, относительно бесплатный: "Не суди и да не судим будешь." Этот совет отнесу ко всем, кто под руку лезет с советами или с нравоучениями" - закончил монолог Массит. Судья не ответил, загадочно улыбаясь......  
Судья Дарк припомнил, что когда-то в этом 'божьем' доме был завсегдатаем странный человек по кличке Мясистый, который был на самом деле заплечных дел мастером, и утверждал, что прав только он. Он часто спорил с Лорой, вламывался в трактир, открывая двери пинком ноги, сидел, сколько мог, а потом уходил 'по-английски', ни с кем не прощаясь. Ночные "посидельщики", как называли себя завсегдатаи таверны, не любили Мясистого за стремление вынести кого-нибудь за дверь и оставить там. Думать о сказанном и услышанном. А еще был там беспредельщик - Звездун. Иногда его еще называли Восточный Тюлень. Он тоже любил сидеть в таверне, красиво пел, но как-то он и Мясистый приготовили блюдо из ТАКИХ ингридиентов, что бармен Кокович аж упал за стойку, а Хозяин выкинул обоих из таверны. Лора пыталась втащить их, но Мясистый, решил больше не пить в этой милой забегаловке и ушел, однако периодически все-таки заходил, и одним глазом читал надписи на столе. До сих пор, изредка, можно часа в 3 ночи увидеть на столе зарубку, оставленную его ножом. НО очень скоро зарубку сверху ставит Боцман и Мясистый ничего не может с этим сделать. Он просто исчезает из памяти людей...  
А Звездун еще долго ходил в таверну, мило пил с Лорой и другими завсегдатаями, ставил свои зарубки на столе и пел, радуя окружающих. Но, видимо, не выдержал давления и стал появляться в таверне лишь глубокой ночью. В любом случае, его голос не звучал, а ножик (перочинный, швейцарский, с зубочисткой!) не оставлял более заметок на столе.  
Припомнил судья Дарк и историю о Русране. Это был милый молодой человек, но знакомство с Масситом и Аналитиком его подкосило. Они долго спорили с молодым "мюнхенским пивцом" (от слова "пить") на тему "цитат из блаженного Августина". Массит и Аналитик были посланы, но, видимо, туда пошли все, кто угодно, кроме них двоих. Аналитик вообще очень часто и много куда ходил, и Русран его не вдохновил на очередное путешествие. Видимо, туда пошел сам маршрутодатель, так как начал звать Боцмана - "Бочкой", а тот, по странному стечению обстоятельств, сидел за стойкой и щелкал клювом, продолжая писать очередную байку про путешествия, чтобы ночью поделится с Надеждой. Судья Дарк говорил, что эти байки - все, на что Боцман способен, в плане реальных действий, но Массит каждый раз пытался укусить Боцмана, тот отбивался и все начиналось по-новой...  
А Надежда была загадкой таверны. Во всяком случае, для Боцмана. Появлялась она неслышно и так же неслышно исчезала. И только стихи на салфетках свидетельствовали о том, что и сегодня она заходила сюда. Боцман любил читать оставленные ею салфетки. Он их коллекционировал. И даже писал ей ответы, оставляя на столике, за которым она могла появиться. За всё время пребывания в таверне Боцман пообщался с Надеждой лишь единожды. Да и то поначалу не понял, что это она и есть. И только в процессе разговора что-то неуловимое подсказало ему, кем является его собеседница. Что и неудивительно. Ведь дело было не в том, что лицо её закрывала вуаль, а в том, что в жизни Надежда оказалась совсем не такой, какой она представала читающему её стихи на обрывках салфеток. Во всяком случае так ему показалось. Каждое послание её было наполнено невыносимой тоской...одиночеством и безысходностью. А при личном общении он не сразу в жизнерадостной посетительнице разглядел ту, которую он давно хотел расспросить о причинах её тоски. Но... было поздно. Она упорхнула так же внезапно, как и появилась. И потому Боцман надеялся, что застанет её ещё раз и тогда уж наверняка спросит...  
Тихо, почти неслышно, отворилась дверь в таверну. Повеяло легким запахом изысканных духов. Даже те, кто сидел спиной к двери, запросто мог определить - наконец-то появилась Минни. Как по команде все мужчины посмотрели на дверь. Да, это была она - самая добрая и симпатичная девушка в этом городке. Слушок о том отвратительном фокусе, который проделал с Минни Хамбек, уже достиг ушей даже самых молодых обитателей городка. Ни один человек, услышавший эту историю, не остался равнодушен. И появление Минни в таверне как-будто придало решимости всем, сидящим за столиком мужчинам. Практически не сговариваясь, они поднялись и окружили все еще сидящего в оцепенении Хамбека. Тяжелая рука Массита легла на его плечо. 'Подлецам тут делать нечего!' - громко и отчетливо произнес он. Хамбек огляделся по сторонам. Никто, даже его бывший друг Хомяк, не произнес больше не слова. Хамбек поднялся и почти бегом направился к выходу. Больше его в таверне никто не встречал.  
Мгновенно, шум голосов опять заполнил собой просторный зал, как будто ничего и не произошло. Минни направилась к столику, за которым сидел Массит и села. Через мгновение перед ней уже стояла чашка крепкого кофе и вазочка с мороженным. Старания Массита не пропали даром - он удостоился легкого кивка и благодарной улыбки от Минни. Казалось, что больше ничего не должно омрачить тихий вечер. Кокович с облегчением вздохнул и улыбнулся, а Боцман развернул заветный блокнот и задумался. Начало очередного стихотворения, посвященного Надежде, уже было написано. Осталось написать главное. Но вот как раз главное на сегодня было для него загадкой....  
С громкими криками: 'Я просто умереть хочу, это лучше чем туда ходить! Я ненавижу своих учителей! Да я просто в истерике каждый раз, как вспомню...! Я просто в бешенстве...!' в таверну ворвалась Дюша (она же Касия, она же Ямти, она же Алисто).
Завсегдатаи таверны уже давно не удивлялись этой взбалмошной девчонке. Ее страсть к постоянной перемене имен была известна всем и даже носила собственное имя - 'дюшизм'. Если бы все ее имена можно было бы вписать в свидетельство о рождении, то оно стало бы размером с небольшую книжку. Правда смена имени ничего не меняла, ибо характер выдавал Дюшу с головой с первых же слов. Она фонтанировала идеями. "Эх, молодость-молодость...",- с грустью думал про себя Боцман. Он в чём-то завидовал ей. Этой безшабашности и взбалмшности, которую себе он позволить никак не мог. Хотя, если честно, иногда он уставал от этой фонтанирующей энергии и ему приходилось одёргивать Дюшу. На что Дюша показывала Боцману за спиной язык (он чувствовал это каким-то внутренним чувством, но совершенно не обижался). Это была своего рода игра. Но игра необходимая, ибо без этого одёргивания Дюша разнесла бы всю таверну за несколько часов.  
Массит в это время, заскучав в отсутствии явных хулиганов, ударился в философствование. "Знаешь,-говорил он скучающей неподалёку Але Бомонд,- в древнем Китае, среди побегов риса и чая, под лотосом, сидел древний мудрец, который знал все на свете. И звали его И Бу. Так вот, я не И Бу" И Аля молчаливо с ним соглашалась. Она вообще не любила спорить с людьми, справедливо полагая, что когда говорят бейсбольные биты, музе любви лучше помолчать. К тому же её лукавая улыбка всегда говорила гораздо больше, чем могут сказать слова.  
Как во всяком уважающем себя заведении, в таверне водилось привидение. Доброе и симпатичное, как и вся царящая здесь атмосфера. Было оно небольшим, носило очки, и обычно сидело, ну или висело, в самом темном дальнем углу. Привидение все называли Полтерик, оно охотно откликалось на это имя. Иногда его ласково звали Кошмариком, на что оно приветливо строило страшные гримассы, которые, впрочем, никого не могли испугать. Появлялось привидение в таверне обычно в полночь и иногда засиживалось до самого рассвета. Привидение страдало. Страдало от неразделенной любви. Хотя, надо отметить, предмет любви привидения менялся практически еженедельно. Что поделать - у такого зыбкого существа как оно, и любовь была столь же зыбка. Поэтому ветреность привидения никто не осуждал. Единственное, чего все боялись, так это того, что ветреность опасна сама по себе для витающего под потолком Кошмарика. Ведь если его не дай бог сдунет, думали завсегдатаи, таверна лишится такого колоритного посетителя. Поэтому все старались даже не дышать в сторону Кошмарика. Так оно и встречало рассвет, медленно покачиваясь в свете лучей восходящего солнца...
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #2 - 01/17/07 :: 02:03:08
 
Глава 3. Амулеты и Боцман
 
'Дзынь, дзынь:' - раздался звон от двери в таверну. Даже не оборачиваясь можно было уверенно заявить, что пришел Мамонтяра. Только у него было такое неимоверное количество амулетов на все случаи жизни. Амулеты висели на нем и мелодично позвякивали. От сглаза, от воровства, от пьянства, от дурного настроения и еще не пойми от чего - все они были разные - круглые, квадратные, плоские и шаровидные. Но самый красивый - полученный подарок от Лоры - амулет против АИшников. Эти самые АИшники, не к ночи будут помянуты, злобствовали и свирепствовали в городке уже давно. Все владельцы автомобилей, а было их в городке немало, терпеть их не могли. Немытость машины, разбитая фара или еще хуже - не пристегнутый ремнями пассажир были постоянным источником доходов АИшников и, соответственно, расходов автолюбителей. Но бедный Мамонтяра почему-то оказывался их в лапах в среднем в три раза чаще, чем все остальные. Поэтому подарок Лоры пришёлся как нельзя кстати. Но теперь появилась другая проблема. Страхи так и не покинули Мамонтяру. Только теперь он боялся забыть какой-нибудь из амулетов. Иногда, задумчиво перебирая амулеты, Мамонтяра бормотал: 'Тээкс:..а где-же от плохой погоды, неужели потерял:.похоже, кажется дождь собирается:'.  
Тем не менее, рекордсменом по вызову чувства подозрительности у работников правопорядка в городе был, несомненно, Боцман. Где бы и когда бы он ни появлялся за пределами таверны, его тут же останавливали эти самые работники. И чего только он не делал со своей внешностью, - отращивал и сбривал волосы, обрастал щетиной, носил темные очки - все было бес толку. Даже спрятаться за спиной Лоры, которую в одиночестве не решался проверить ни один блюститель, ему не удавалось - тяжёлая рука закона неизменно ложилась на его плечо. Впрочем, Боцман давно уже смирился с этим и безропотно предъявлял корочку старого морского волка. Только этот амулет, и никакой другой, был способен отпугнуть бесноватых блюстителей.  
Тем не менее, был в жизни Боцмана случай, когда ни один амулет не смог бы ему помочь...  
Было время, в таверну регулярно заходила Гномомулечка, жительница морского города Староамериканска. Поэтому неудивительно, что они быстро нашли общий язык с Боцманом, не смотря даже на то, что по возрасту Гномомулечка годилась Боцману на корабле разве что в качестве юнги. Они часто общались на разные темы, а когда Боцман собрался в свой законный отпуск тряхнуть стариной и поплавать по морям, Гномомулечка предложила зайти и в их порт. На что Боцман с радостью согласился. И вот, зайдя в порт соседнего города Панапы для пополнения запаса провизии, Боцман с голубиной почтой послал весточку Гномомулечке о том, что его фрегат скоро двинется в её сторону. Но в ответ прилетел орёл, в клюве которого помимо перьев бедного голубя, было письмо от папы Гномомули. Папа предупреждал, что в порт стянуты все береговые орудия, и в случае прибытия, Боцман получит весь запас ядер, хранимый в бастионах Староамериканска. Ибо папа, по всей видимости, был большим поклонником "Валиты" писателя Побокова и во всех друзьях дочери видел злостных нарушителей уголовного кодекса. И Боцману ничего не оставалось, как развернуть свой фрегат несолоно хлебавши. И словно в насмешку, спустя полгода Гномомулечка пропала...перестала заходить в таверну. Заезжие туристы говаривали, что на смену увлечением компьютерами пришло увлечение мальчиками... Вот так вот...  
А Боцмана всё тормозили и тормозили... И даже идя за пивом в соседнюю палатку, он первым делом сжимал в руке свой амулет - удостоверение старого морского волка. Только оно отгоняло от него бесноватых блюстителей....  
Справедливости ради стоит отметить, что не все в городе Староамериканске были столь категорично настроены по отношению к завсегдатаям таверны. Вечно непричёсанный, но независимо от этого всегда обаятельный Чунга-Юнга сумел таки пробить брешь в неприступной стене местной красавицы Добродейки. С тех пор таверна стала местом их постоянных встреч. Конечно, при первой возможности они старались ездить друг к другу в гости, чтобы побыть наедине, но в остальное время таверна была практически единственным местом, где они могли подолгу любоваться друг другом и пошептаться, чтобы другие не слышали. Многие местные красавицы, которых заносили в таверну попутные и не очень ветра, пытались окрутить гордого одинокого красавца Чунгу-Юнгу, но не поддался он. Сердце его, отданное однажды, навсегда принадлежало Добродейке.  
Вообще, в таверне все посетители были по большей части хорошими и очень хорошими людьми. Плохие тут просто не задерживались. Но, некоторые из хороших, старались напустить на себя туман загадочности и тень тайны. Одним из таких туманщиков был некто Лорд Тьмы. Он всячески старался продемонстрировать свою причастность к тёмным силам - даже на фотографиях он таращил глаза так, чтобы они краснели от натуги и становились похожими на глаза графа Дракулы. Но такие фокусы могли привести в благоговеянный трепет только новичков, ибо все знали, что на самом деле он белый и пушистый. И если и светится по ночам, то не дьявольским светом, а под воздействием ускорителя, пролегающего под ногами его постоянного места обитания. Поэтому его всегда сажали в таверне в дальний угол - чтобы освещал. Особенно его присутствию радовался Сейвгардбой. Он часто указывал Лоре на перерасход электроэнергии в таверне и довольно потирал руки, когда часть зала освещалась Лордом Тьмы. Однако Лора, помятуя, что такие горячие парни издали освещают, а вблизи облучают...ой, сорри, опаляют, старалась не сажать его слишком близко к детям. Поэтому Боцману всегда приходилось пить молоко, которое он ненавидел, но которое Лора выдавала ему после смены за вредность.
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #3 - 01/17/07 :: 02:03:47
 
Глава 4. Царевна-лягушка-путешественница
 
А ещё - таверна удобно располагалась на пересечении многих дорог. И люди, в силу своего оптимизма пересекающие страну из конца в конец, обязательно проезжали мимо неё. А поскольку оптимизм обычно подкреплялся некоторым количеством багажа, постоянным посетителям таверны приходилось порой несладко. Ибо природная отзывчивость и доброта просто не позволяли им молчаливо наблюдать страдания туристов, горбатящихся под тяжкой ношей своего барахлишка.  
Особо сердобольные, типа Боцмана, заработали себе на этом грыжу, но продолжали сердобольствовать. В последний раз это была ДилеМи. Зов сердца погнал её из тёплых насиженных мест в холодные и не насиженные, где молчаливые ледоколы сурово направляют в хмурое холодное небо свои гордые капитанские мостики, радуясь жиденькому весеннему солнышку. А поскольку настроена ДилеМи была серьёзно, размер её багажа впечатлял.  
  Вы никогда не видели, как выглядит дама, только что сползшая с поезда и решившая отдохнуть в тишине и уюте таверны 'Тухлый час'? Зрелище душераздирающее: Особую душераздирательность добавлял Боцман, затаскивающий внутрь таверны ее багаж - 'диван, чемодан, саквояж, картину, корзину, картонку:': нет-нет-нет - собачонки там точно не было, еще чего не хватало! Было бы бесчеловечно тащить собачонку туда, где господствует собачий холод. Ну так вот. Короткая остановка, пополнение запаса сил и продовольствия - и снова в путь. Боцман, тихо крякнув, взвалил на себя поклажу, в душе поблагодарив Бога за то, что собачки нет. Ибо, ДилеМи должна была возвращаться назад, а, как известно, за время пути, собачки любят очень расти. Вряд ли любимый кот Лоры, талисман таверны, порадовался бы этому факту.  
Попытавшись растопить теплом своего сердца вечные льды и убедившись в бесперспективности оного, ДилеМи отправилась в обратный путь, подгадав время прибытия в таверну таким образом, чтобы первые петухи застали Боцмана весело скачущего в одной тапке из кровати в кухню, одной рукой бреющего отросшую за ночь щетину, а второй держащего чашку кофе. Правда, хочет ли Боцман вставать в такую рань, история умолчала - чего только не сделаешь из любви к ближнему. А ДилеМи, прочувствовав всё теплоту атмосферы таверны, просидела в ней до самого закрытия. Боцман даже начал волноваться, успеет ли она на последнюю воздушную электричку, которая отходила с другого конца их городка и куда Боцман не решался отправляться в столь поздний час. Правда опасения его оказались напрасны. Работники аэропорта, прочувствовав привязанность ДилеМи к таверне, задержали рейс на 4 часа, давая ей возможность не спеша перебрать в памяти всё то хорошее, что случилось у неё за эти дни. Но это уже совсем другая история...
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #4 - 01/17/07 :: 02:04:30
 
Глава 5. Ирония судьбы
 
Жизнь интересная штука. Она, как и кошка, гуляет сама по себе. В том смысле, что заранее не угадаешь, куда повернёт нелёгкая. И в какую передрягу она тебя затянет. Вот кто-бы думал, что доктор Пат, привыкший всем предлагать поставить клизму, сам чуть было не оказался в роли пациента? А дело было так:  
Однажды доктор Пат как обычно заглянул в таверну после трудового дня пропустить рюмочку другую чаю. Дело было к вечеру, делать было нечего, поэтому скоро рюмки ставить уже было некуда. По самым приблизительным подсчётам общий счёт перевалил за семисотграммовую отметку, но это было вполне нормальным показателем. Это было чем-то вроде точки принятия решения у лётчиков. Т.е. когда ещё можно остановиться или же продолжить, но уже до победного конца. Кстати, где этот самый конец находится и как он выглядит - доктор Пат сказать не мог, потому что когда он его достигал, фиксировать результат было уже некому. Итак, обычно в точке принятия решения доктор делал маленькую паузу, чтобы предложить всем желающим испробовать чудодейственные свойства клизмы. В зависимости от наличия или отсутствия желающих решалась судьба чаепития. Ибо для доктора клятва Гиппократа была превыше всего, а потому при появлении желающего принять процедуры, доктор откладывал все дела. Правда, справедливости ради, надо сказать, что желающего ни разу за всё время не нашлось, поэтому доктор, опросив присутствующих, успокаивался и продолжал принимать свои собственные, персональные процедуры. Но в этот раз: в этот раз стандартная процедура дала сбой.    
Надо же было забрести в таверну компании детей гор, не знакомых с здешними нравами и обычаями. Вместо того, чтобы поблагодарить доктора за выказываемую заботу, но мягко отказаться от принятия клизмы внутрикишечно, незваные посетители в грубой форме усомнились во врачебной практике доктора. Чего его профессиональная гордость стерпеть ну никак не могла. Посетители немедленно приняли другие процедуры - лёгкий общий массаж. Подручными средствами. Принудительно. И только один из них, самый сомневающийся, хотел принять другую процедуру. Вернее даже не процедуру, а операцию. Пластическую. Лицевую. Он всячески демонстрировал это, спрятавшись от доктора за стеклянной дверью, и строя всевозможные гримасы. Словно предлагая доктору выбрать, какое именно выражение лица наиболее ему симпатично. Поскольку доктор был очень занят, он провёл операцию по превращению гордого орлиного носа в скромный утиный, не откладывая. Без наркоза. Прямо через стекло. И вот тут настигла беда нашего любимого доктора - осколком стекла он поранил свою мужественную руку, дарящую радость всем поклонникам больших и малых клизм. И так бы он и погиб на боевом посту, не замечая раны и продолжая дарить радость людям с орлиными пока ещё носами, но коллеги решили спасти доктора для истории и силой потащили его в больницу. Доктор орал, что он сам врач и не надо его никуда везти, но силы были не равны.  
Оказавшись на операционном столе, доктор, естественно, не остался в стороне от процесса кромсания собственной плоти. Ибо одно дело на практике в меде жмуриков пластать, а другое, когда пластают своё, родное. Первым делом, доктор застроил перепуганных врачей на предмет анестезии. Ибо врачи поставили новокаин, а доктор спокойным голосом проорал, что ни фига не поможет, потому как пьян он. С чувством собственного достоинства доктор наехал на врача, держащего шприц с обезболивающим - мало ли что: не дай Бог анафилактический шок. Новик же сильный аллерген...  
Устав от советов, врачи накрыли доктора марлей, чтоб он не подглядывал. Доктор же моментально вспомнил жмуриков, с которыми он лично имел дело постоянно и которых он всегда нежно накрывал простынкой. Близость аналогии была такова, что доктор перепугался - перепугался того, что шить его будут крестиком - как жмурика: а кто его знает, вдруг они по случайности и рот ему зашьют. Перспектива принимать рюмки чая посредством клизмы не очень впечатлила доктора, посему он тихим голосом привёл в трепет весь медперсонал, спасавший его драгоценную жизнь. Ну, потом, само собой, капельницу доктору, физраствор: но и тут доктор вынужден был провести инструктаж, поскольку в локтевом сгибе доктора найти вены было не так то и просто:они у него были глубокого залегания. Так и получилось. Врачи-коновалы никак попасть не могли, опасаясь гнева доктора и из-за этого не попадали окончательно. В результате крови в виде синяка доктор потерял едва ли не больше, чем пока его везли до больницы:  
А в коридоре коллеги тем временем ждали доктора и пили. То ли за здравие, то ли за упокой. Смотря, как повернётся. И тут выходит к ним доктор. Стало быть за здравие. Ну, по такому случаю надо и виновнику торжества штрафную налить. Налили. Врач, которая операцию делала, чуть в обморок не упала, глаза были у нее - как лампы над операционным столом: А доктор схватил ноги в руки, простите, в руку - и бежать. Домой. Как говорится - в гостях хорошо, а дома и водка мягче.  
А на следующий день доктору, памятуя его необузданный нрав, наложили гипс, чтобы он руками не двигал неделю... Сначала доктор Пат думал, в кого бы этот гипс запустить вот так, прямо из окна, но опосля его все-таки в свою коллекцию определил, где уже лежали скобы от челюсти ломанной и прочие мелочи, навевающие приятные воспоминания:  
Вот такой он, наш доктор. И если вы думаете, что это происшествие умерило его пыл, - значит вы ничего не знаете о жизни. Клятва Гиппократа - превыше всего. Даже собственного здоровья. Вот так вот:.
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #5 - 01/17/07 :: 02:05:08
 
Глава 6. О маниях и маньяках
 
Сейчас уже и не вспомнить, кто первый занес эту заразную болезнь в таверну 'Тихий час'. Старожилы утверждают, что года полтора назад ее протащил незаметно заезжий молодец, нестареющий БигМак, хотя отдельные посетители продолжают настаивать, что эту 'заразку' просто ветром надуло, но факт остается фактом. С регулярной периодичностью в таверне вспыхивает рецидив болезни. Названия этой болячке так и не придумали, однако ее проявления очень хорошо видны, и больше всего она похожа на гибрид мании преследования с манией величия. Заболевшему вдруг, в одночасье, начинает казаться, что его окружают сплошные враги, речь его становится невнятной, он пугается даже громких приветствий, при этом норовит забраться под стол, выглядывает оттуда с испуганным лицом, лепечет несуразности и пишет прокламации с призывами остерегаться всех и вся.  
Иногда такой больной ползает с лупой по всему бару, внимательно разглядывая столики, стулья, стойку бара, цветочки в вазочках и настенные светильники. Конечно, поиски подслушивающих и подсматривающих устройств заканчиваются безрезультатно, но сам процессКруглые глаза)  
Последний случай болезни недавно приключился с одним из вышибалок, носящим гордое немецкое имя ХансЛангер. Уединившись в уголке, он начал быстро-быстро что-то писать в книге жалоб и предложений таверны. То покусывая ручку, то вглядываясь в потолок, он старательно формулировал лозунги, обращенные к посетителям, обводя наиболее сильные, по его мнению места, красным фломастером. Самое странное, что болезнь настигла его в то время, когда всем уже давно казалось, что она никогда более не забредет в таверну и постояные посетители уже имеют иммунитет к ней. Видимо сказалось длительное отсутствие ХансаЛангера, так как последние несколько месяцев он был загружен постоянными командировками с научными целями и таверну практически не посещал.  
Пристутсвующим посетителям оставалось только сожалеть, что эту сцену не видит Массит, по каким-то своим причинам отсутствующий в этот вечер в таверне. Ведь он и сам переболел этой болезнью, правда в легкой форме, и поэтому как никто более мог бы успокоить и утешить больного, но, видно не судьба:  
Вспоминая о маниях, иногда распространяющихся в таверне, нельзя не рассказать о 'значкомании'. Эту забаву первой начала Лора, разыскав и развесив на стенках таверны различные смешные картинки, подписав каждую именем постоянных посетителей таверны. Свои собственные картинки появились и у Коковича, и у Боцмана, у ВосточногоТюленя и ЛордаТьмы, да всех и не перечислить. Однако на некоторых посетителей картинок просто не нашлось, да и поиски отнимали у Лоры много времени. Конечно, тут же появились обиженные и разозленные. Книга жалоб и предложений в момент была исписана призывами - догнать и побить администратора таверны, но: Ловко вывернувшись, она предложила посетителям искать для себе картинки самим, или рисовать - кто умеет, обязавшись вывесить и подписать каждую! И даже пообещала приз тому, кто найдет сотую картинку, которых пока на стенах висело всего 92 штуки:Подмигивание)  
На самом деле, возбудителем болезни, время от времени поражающим посетителей таверны, был вирус сплетни. Эта неистребимая зараза, обитающая в организме каждого, поражала наиболее слабых, ослабленных никотином, алкоголем и излишествами всякими, посетителей. И они начинали болеть, кашлять и отхаркивать всякую гадость, разлетающуюся по всей таверне. А учитывая плотность посещения таверны - не удивительно, что всякая зараза имела шанс зародить в души и тела чатлан ростки пагубных болезней.  
Вот и ХансЛангер, попавший под жуткий кашель неизвестно кого, схватил вирус подозрительности и недоверия. Ему казалось, что рассказы третих лиц о событиях, произошедших во времена настолько отдалённые, что о них с трудом вспоминали непосредственные участники, не говоря о тех, кто об этом рассказывал - это как минимум цитирование протоколов допросов. Или выдержки из Библии. Посему молитвы его на эти протоколы геймсчатовских мудрецов стали напоминать поклонение сатанинскому культу, из которого, понятное дело, ничего хорошего выйти не может. Ну да он был не первым и, к сожалению, не последним. В своё время графиня Пенка сама стала жертвой вируса сплетни. И успела заразить им, хотя и не в смертельной форме, некоторых завсегдатаев таверны. Хм... как же это было? Ах да, в то время два любителя живой природы - Термит и Троглодит, поддавшись соблазну уговоров Бахуса, ушли в длительный диалог с белой горячкой. А поскольку в задачи Боцмана входило, в том числе, выводить неадекватных посетителей на свежий воздух для восстановления кислотно-щелочного баланса, на этой почве возник маленький, но весьма красноречивый конфликт. Графиня Пенка в то время, надо заметить, тоже вступила в добровольную дружину порядконаводителей таверны. Что двигало этой особой императорских кровей в сим решении - тайна, покрытая мраком, но факт имел место быть. А потому, когда вернувшиеся натуралисты опять затеяли бучу, Боцман попросил графиню оказать ему содействие в наведении спокойствия. Однако реакция графини оказалась несколько не той, коя ожидалась в данной ситуации. Взяв Термита под ручку (дабы он не упал в своём состоянии), она высказала известный тезис о том, что: "Дурак ты Боцман, и шутки у тебя дурацкие". Термит же, почувствовав (если он способен был чувствовать в своём бесчувственном состоянии) поддержку столь высоких особ, устроил в таверне на пару с графиней театрализованное представление "Ленин в Париже. На броневике". После проведённого разбора полётов графиню временно исключили из рядов бойскаутов (или гёрлскаутш???) таверны. Обиженная голубая кровь потребовала сатисфакции. Как результат - графиня Пенка ушла официанткой в другую таверну, по ходу дела позвав с собой и других посетителей. Что уж она говорила им - останется тайной за семью печатями, но некоторые поверили и пошли...  
На самом деле, против вируса сплетни существует одно, но очень эффективное средство - антибиотик разговора по душам. Если, прежде чем верить сплетне о ком-то, просто поговорить с ним - зараза может и не распространиться дальше, умерев в зародыше. Но если лекарство не принять - болезнь поражает тело и душу, и тогда единственное, что может помочь - это время. Потому что сплетня, слава богу, болезнь не смертельная. И рано или поздно, проходит. Вот и графиня - вернулась в таверну. Хотя ещё пока и вспоминает о своей болезни недвусмысленными диагнозами. Но со временем, несомненно, пройдёт и это.  
Тот же Боцман, учитывая время, проводимое им в таверне, постоянно подвергался атакам вирусоносителей сплетни. Но то ли его организм уже выработал иммунитет против этой заразы, то ли лекарство было всегда под рукой, но заразиться ему так и не довелось. Когда в таверне полным ходом шла эпопея с ХамБэком, и на каждом шагу обсуждался его эпикриз, Боцман отловил ХамБэка, отвёл его в дальний угол таверны и просто поговорил. По душам. Сделал себе прививку против сплетни. Оставалось только ждать, когда организм отреагирует. Прошло время. Боцман смотрел на то, что говорили вокруг. Вспоминал то, что сказал ему ХамБэк. И делал выводы. В результате зараза прошла стороной, не поразив жизненно важных органов. Вот такая не хитрая профилактика...  
А ХансЛангер, когда кризис прошёл и разум начал возвращаться к нормальному, не болезненному функционированию, заломив руки вопросил: "Ё-моё, что ж я наделал-то Ужас)". Хотя... что не случается - всё к лучшему. Быть может теперь и у него появится иммунитет к этой непереводимой заразе - сплетне...
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #6 - 01/17/07 :: 02:06:17
 
Глава 7. Солнечный удар
 
Говорят, если долго без головного убора ходить под лучами палящего солнца, может наступить солнечный удар. Симптомы этого заболевания таковы (Большая Медицинская Энциклопедия): "сильная головная боль, головокружение, тошнота, рвота, слабость. Покраснение кожи, обильное потоотделение, иногда носовое кровотечение. Пульс и дыхание учащены, артериальное давление снижено. В тяжёлых случаях температура тела повышается до 41°С, пострадавший теряет сознание, падает сердечная деятельность, развиваются судороги".  
Похоже, что с приходом лета и увеличением солнечной активности некоторые посетители таверны стали жертвами нашего светила. Причём, что характерно, удары посыпались аккурат после отъезда администратора Лоры в заслуженный отпуск. Прямо анамальное явление, честное слово... Не верите? Ну вот, например, Альенси. Ни с того, ни с сего полез в комнату, отведённую в таверне специально для организации сбора клуба юных поэтов. Альенси и поэзия? Одно это уже должно навести на мысль, что с ним что-то не в порядке. Ведь для него всё, что выходит за рамки Малевича - чёрный квадрат... простите, тёмный лес, я хотел сказать. Ну так вот. Полез он в поэзию и естественно оказался слоном в посудной лавке. Нагородил невесть чего. Но ругать его было бы опрометчиво... Видимо всё дело было в том, что у Альенси произошёл этот самый солнечный удар. Почему я так думаю? Судите сами.  
Во-первых, у Альенси началось головокружение, по причине которого он решил, что не в клуб поэтов пришёл, а в дешёвую пивнушку где-то на окраине Минска. И вот, дабы не выделяться из общего контекста, начал Альенси речи толкать соответствующие. Причём, чем больше его пытались унять, тем сильнее его морская душа рвалась на свободу. Рвало и рвало АЛИЕНа... загадил всю таверну своими душевными излияниями. "Тошнит меня от вас, модеры", - говорит. Т.е. тошнота и рвота - налицо (чьему-то лицу крупно не повезло ). Это во-вторых. Далее. Некоторые его мессаги начали пестреть красными пятнами соответствующего шрифта. Т.е. в-третьих имеет место покраснение. Ну про слабость и говорить нечего. Слабость, которую Альенси испытывал к Боцману, давно уже была секретом Полишинеля. Учащение дыхания и пульса были видны невооружённым глазом. Дышал Альенси как загнанный в угол жеребец (который сам себя туда и загнал), и того и гляди у него могли начаться судороги. А уж потеть от той суеты, что он развёл, Альенси должен был как та самая загнанная лошадь.  
Вот такие дела. Практически все симптомы солнечного удара налицо. Вот что делает с людьми несоблюдение элементарных правил собственной безопасности. Но окружающие - не звери. И естественно решили помочь пострадавшему. А что нам говорит по этому поводу Большая Медицинская Энциклопедия? "Пострадавшего переносят в тень или укладывают в постель, дают обильное питьё, чтобы увеличить теплоотдачу, к голове прикладывают холодный компресс. При повышении температуры необходимо дать жаропонижающие препараты. Обязательны покой и свежий воздух в прохладном, хорошо проветриваемом помещении. Тельце хорошо протереть влажным холодным полотенцем или водкой. В тяжёлых случаях применяют обёртывание влажной простыней. В случае падения сердечной деятельности применяют сердечные средства. Применяют вдыхание увлажнённого кислорода. Если малыш отказывается есть, ни в коем случае не кормите его насильно, это может привести к сильной рвоте.  
До прибытия врача необходимо продолжать делать охлаждающие процедуры или самим госпитализировать пострадавшего в терапевтическое отделение. Транспортировка на носилках в положении лёжа"  
Начитавшись умной литературы, перво-наперво Боцман, как самый ближайший находившийся к пострадавшему посетитель, решил обеспечить Альенси покой и свежий отдых. Для чего засадил его в кутузку на 7 суток (вместо положенных 15-ти). Во-вторых, устроил Альенси холодный компресс из фактов, раскрывяющих всю порочность его, Альенси, невменяемого поведения. И пытался скормить жаропонижающие лекции о вреде хамства. Водкой протирать не стал, побоявшись осложнений. Тем более не стал обматывать простынёй (слишком нехорошие, хотя и приятные ассоциации ). Также Боцман отказался от вдыхания Альенси кислорода (а то ещё не то подумают ). Кормить насильно - боже упаси. Альенси и так давно уже с жиру бесился и без солнечного удара, а уж с ним - ..... Но зато Боцман применил сердечные средства - увещевания от чистого сердца.  
Результат - нулевой... "Мы его теряем", - говорили все. "Мы его уже давно потеряли", - думал про себя Боцман, но внешне ничем не выдавал своих мрачных прогнозов. Он всё ещё надеялся на чудо.  
Но чуда не произошло. А поскольку транспортировать пациента в таком критическом состоянии - смертельно опасно (для окружающих), оставалось одно - уложить пациента до приезда главного терапевта. Что Боцман и сделал, увеличив срок стационара до тех самых 15 суток (судьба наверное). Но Альенси не оценил этой заботы и за глаза показывал Боцману язык и обзывал разными обидными словами, вроде "мента позорного". Вот так. От добра добра не ищут. Но Боцман не обижался. Жизнь такого ценного экземпляра, как Альенси - была дороже любых обид. А ценность его была в том, что даже в случае летального исхода любая кунсткамера готова будет отдать миллионы, дабы иметь его в своей коллекции. Да вот только кто ж его отдаст-то?
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #7 - 01/17/07 :: 02:06:47
 
Глава 8. Таинственный террорист
 
Обычный вечер, скорее даже было ближе к полуночи, в небольшой забегаловочке 'Тихий Омут'. Все было спокойно. Ничто не предвещало то что должно было случиться через несколько минут. Самое интересное, что Боцман в данный момент отсутствовал. Где он был никто не знал, обычно он не говорил куда он идет, но все знали что он вернется. Итак Боцмана не было. В баре за столиками сидели несколько человек, один из которых целых полгода не появлялся в таверне, здоровье все таки вещь серьезная. Это его отсутствие очень сильно сказалось на том - что он ничего не знал и понемногу входил в курс дело о том что происходит в таверне. Спросить Лору было невозможно - поскольку ее просто не было, каждый человек имеет право на отдых. Да и остальных завсегдатаев не было. Из тех нескольких человек, Вик знал только Игоря, который так, то тут то там говорил о том о и о сем. Но главное он успел почерпнуть из вывесок на стенах бара. В принципе такого чтобы сильного нового было как такового не очень много но зато важное.  
Попивая медленно сок, других напитков он не пил, в виду болезни. Сидя за одним столиком с Игорем велась оживленная беседа. Как всегда после долгой разлуки - встретились старые друзья. И вообще как только Вик появился - его встретили нормально многие его помнили еще. Некоторые даже говорили что скучали о нем, правда непонятно почему. Примечательного в нем ничего такого не было, разве что говорил правду в глаза.  
Ну так вот разговор был спокойный. В таверне было спокойно. Всего в таверне получалось около 5 человек, которые были увлечены кто чем кто разговорами, кто смотрением в зеркало и поправляя макияж.  
Двери распахнулись. Холодный ночной ветер влетел в помещение таверны наполнив его какой-то прохладной хладностью, воздух стал какой-то мерзкий не приятный. Даже дышать стало как то немного тяжело. Двери то распахнулись, но никто то не вошел. Только крик долетевший из дверей немного ошеломил присутствующих.  
- Сейчас опять начнется, - сказал Игорь и приготовился.  
- Что начнется? - недоуменно спросил Вик.  
- Посмотришь, вчера 59 раз в нокаут отправляли, сколько раз сегодня получится не знаю. Крепкий орешек. Видать то много может выдержать. - с досадой сказал Игорь, и при следующем открывании двери последовал хук.  
- Ты возле двери стань, 100% процентная возможность что достанешь, только вот беда в том, что никак не получается его забросить в таверну - посмотреть бы кто, - сказал Игорь Вику.  
- Опять этот кретин пожаловал - возмущенно пожаловался кто-то из посетителей. - Опять будет ерунда твориться.  
Еще один хук, еще удар. Как только открывалась дверь и слышался вопль, или крик непонятно, даже если стоящие были возле двери все равно толком слышно ничего не было.  
- Да по ногам бейте, - что вы в самом деле, - слышался голосок девушки сидящей в дальнем углу.  
Игорь печально вздохнул.  
- А что мы делаем, думаешь так просто все делается.  
Каждый раз когда дверь открывалась, до посетителей доносилась какая-то фраза, причем всегда разная. Ну что-то типа 'АДМИН_ДРЯНЬ', и так далее, только каждый раз менялось положение знаков.  
Это раздражало. Причем раздражало всех. Недовольный говор слышался от тех посетителей, которые еще оставались в таверне.  
- Ну сколько можно, да викиньте его наконец то, проваливай отсюда, - все это летело со столиков в сторону двери. Но казалось, что слова направленные в сторону двери, явно не затрагивают того кого уже пытались столько раз вырубить. Откуда у него было столько сил, непонятно. Но он после каждого удара, поднимался опять где-то там на улице и с новым криком влетал в таверну, чтобы в очередной раз вылететь. И никогда не удавалось его затащить в таверну - посмотреть хоть кто это такой.  
Время шло, но больше никто не появлялся.  
- Не нравится мне это затишье, может и прям сдался - быстро что-то. Сказал с иронией в голосе Игорь.  
- А вдруг, вдруг ему надоело, всяк может быть. - интересно только кто это, вот в чем вопрос.  
К всеобщему удивлению, больше дверь не открывалась. В таверне настало спокойствие и завсегдатаи, которые остались еще там сидеть - продолжили свое общение.  
Но загадка остается загадкой - кто этот незнакомец. Вопрос который задал Вик о таинственном незнакомце который терроризирует бар так и остался открытым. Ходят слухи, что это кто-то из своих, но верить слухам, это плохо. Поэтому загадка остается загадкой. Будем надеяться что время прояснит нам таинственного гостя.
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #8 - 01/17/07 :: 02:07:18
 
Глава без номера. Большой ремонт
 
Завсегдатаи таверны давно привыкли, что у Боцмана имелась своя собственная комнатушка, для приватных душеизлияний.  
С трудом клиенты привыкли и к тому, что у Альенси тоже появилось место для бесед, хотя и меньшее по размеру, чем у Боцмана. (Вкратце, Лора, Райлидер и Боцман, пошушукавшись на кухне таверны, выкинули разный хлам из кладовки, разложили по углам антитараканьи ловушки, и побелили потолок.)  
Однако и теперь посетители таверны не всегда могли спокойно разговаривать разговоры, и тематить темы - то Боцман, то Альенси подсаживались за столики и вставляли в общий трёп свои мысли. Хотя, конечно, чаще всего Боцман и Альенси выясняли, кто из них выше на забор писает, у себя в комнатушках, и к ним даже иногда заходили люди, послушать новые сплетни и дрязги в таверне; заглядывали к ним изредка и Лора с Райлидером.  
С течением времени , прилюдные споры Боцмана и Альенси всем изрядно надоели, и два неразлучных антипода всё чаще пикировались то у Боцмана, в персональной заводи, то у Альенси, в кладовке.  
Остальная публика вздохнула с облегчением, и стала заниматься своими делами, изредка прислушиваясь к глухим крикам, стуку, звонким шлепкам оплеух и сочным ударам пивных кружек об стол, доносившихся из владений Альенси и Боцмана. Постепенно посетители таверны так привыкли к этим звукам, что когда они на миг прекращались, все испуганно вздрагивали, и ждали неприятностей в виде молодецки скачущего по столикам Альенси, на ходу весело пинающим рюмки и тарелки с закусками, и несущегося за ним Боцмана, размахивающего кулаками, которыми он попутно раздавал приветственные оплеухи присутствующим.  
К счастью, такое случалось очень редко.  
Однажды, в начале лета, Боцман и Альенси мирно играли в любимую игру, и никого не трогали. Во всяком случае, почти никого. Игра заключалась в следующем: Альенси мелом писал на стене различные нецензурные выражения, Боцман влажной тряпочкой стирал написанное, добавлял на вытертое место парочку цензурных фраз, под которыми Альенси вырисовывал новые спослания:Игра ужасно их забавляла, хотя многие завсегдатаи 'Тухлого часа' смотрели на эту забаву недоумённо. Боцман и оппонент так увлеклись этим делом, что несколько дней не выходили из комнатушки.  
Заглянувший в таверну Райлидер, посмотрев на закопчёный потолок, облупившиеся стены и меловые разводы на полу, оставшиеся от полоскания тряпочки Боцмана, неожиданно решил провести небольшой косметический ремонт.  
Райлидер потёр руки и приступил к делу. Перебелив потолок, Райлидер мимоходом по рассеянности заколотил двери в кладовку Альенси, после чего поклеил новые обои и вымыл пол. Удовлетворённо пробурчав нечто невразумительное, Райлидер отправился по своим делам, так как был скромным малым и не ждал слов благодарности от клиентов таверны.  
Не все и не сразу заметили прошедший ремонт. К примеру, доктор Пат, находившийся в своём обычном состоянии, был так увлечён проспектом, рекламирующим новые модели клизьм, что обратил внимание на окружавшую его непривычную чистоту только после истошного вопля Боцмана, ударившегося лбом о заклеенную и заколоченную дверь кладовки Альенси.  
Боцман присел на заботливо подставленный доктором Патом стул, ощупал огромную шишку на лбу, и горько вздохнул. Боцман был в таком расстроенном состоянии, что выпил полную кружку пива, в которую доктор Пат предусмотрительно плеснул немного водки. От подобного коктейля щеки у Боцмана порозовели, и он отклонил предложение доброго доктора Пата поставить успокоительную клизьму с лавандой и валерианой. (Что свидетельствовало о нормальном функционировании мозга Боцмана, так как подобное предложение мог принять только человек, находящийся в глубокой коме. Тем самым подтвердив народную мудрость - 'Чему там болеть, там же кость'.) Ещё раз горько вздохнув, Боцман отправился к телефону, в надежде разыскать Райлидера:  
Тем временем Альенси, раздосадованный до крайности, химическим карандашом расписал свежепоклеенные обои, пожелав при этом провалиться сквозь землю тому, кто это свежепоклеил.  
Некоторая чать завсегдатаев 'Тухлого часа' стала с нетерпением ожидать, что же будет дальше. Совсем некоторая часть стала помогать Альенси рисовать на новых обоях. Через некоторое время к ним присоеденился и Боцман. Дело пошло веселее. Наиболее разумные посетители предлагали совместными усилиями вытащить гвозди из двери кладовки Альенси, посадить внутрь Боцмана и его бессменного собеседника, и теперь уже заколотить дверь так, что бы её уже никто бы не смог открыть. Ни оттуда, ни отсюда. Разумных внимательно выслушали, хотя к сведению, и уж тем более, к исполнению, их советы не приняли.  
Наверное, потому, что в таверне 'Тухлый час' наступали другие, более грозные и интересные события.  
Взять, к примеру, спор вышибал таверны, решающих вечную тему: 'Бить или не бить, а если бить, то за что?', а так же 'Если вышибалу бьют, должны ли другие вышибалы помочь?:' Или, скажем, взбудоражевшее кровь появление таинственного хулигана, кричащего в двери и открытые форточки разные гадости про управителей таверны.  
Но это, как вы понимаете, совсем-совсем другая история:
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #9 - 01/17/07 :: 02:07:53
 
Новая глава. Страшная инфекция
 
Давненько в таверну 'Тухлый час' не наведывалась санэпидемслужба, а зря - в этом притоне, как иногда таверну называли завсегдатаи, гнездились возбудители различных инфекционных заболеваний. Начиная от невинного насморка, и заканчивая бубонной чумой. Встречались и некоторые другие, менее экзотические болезни - например, передающаяся воздушно-капельным путём лихорадка ХансЛангера, основными симтомами которой были внезапный испуг (вплоть до того, что больной неожиданно прятался под стол) и внезапная мания величия (тот же самый больной начинал воздвигать себе памятник прямо там, где прятался).  
Но наиболее распространённым видом инфекции в таверне, бесспорно, является 'Острореспираторная Вирусная Часотка Языка'. Приступам этой заразы подверглись практически все посетители таверны 'Тухлый час'; разумеется, из тех, кто посещал сей уголок не менее полугода. Переболел этой гнусной болезнью даже сам Хозяин таверны. Да чего уж - сам доктор Пат подвергся нападению злобной инфекции. Каких только сил стоило ему вылечить себя - ведомо только ему одному, да, пожалуй, еще бармену Коковичу, поскольку ему приходилось иной раз посылать Боцмана в ближайший винный погреб за виски по три раза на дню. А уж сколько было израсходовано одноразовых клизьм с ромашкой:Нда:  
Основное проявление этой часотки заключалось в следующем - человека неудержимо тянуло на разговор, причём, чаще всего, больной начинал раздавать советы и комментировать вслух поступки других гостей 'Тухлого часа'. Экспериментальным методом доктор Пат опередлил, что заразившемуся Острореспираторной Вирусной Часоткой Языка необходимы полный покой, тишина, и дружеское участие санитаров психиатрической больницы (последнее, правда, было нужно в том случае, если после неумеренного потребления внутрь спиртовых микстур больной излечивался от ОВЧЯ, но заболевал лихорадкой ХансЛангера).  
Обычно, ОВЧЯ болели сразу несколько человек, и срок выздоровления был у каждого свой, как правило, от двух недель до месяца. Но встречались совершенно уникальные случаи, когда инфекции накладывались друг на друга, и течение болезни резко изменялось, как правило, в худшую сторону. Именно такая неприятность случилась с заслуженным вышибалой таверны Боцманом.  
Что послужило толчком к обострению болезни, в таверне так и не выяснили, видимо, тут сказались и испорченные за годы работы вышибалой нервы, и постоянно разбитое влюбчивое сердце Боцмана, и непомерные умственные нагрузки, вызывавшие мозговые спазмы (результат общения с Альенси), и еще тысяча разных причин - суть не так важно. А важно, что этой весной, в конце аперля месяца, а именно 29 числа (это выяснил дотошный РайЛидер) Боцман выступил с неожиданным заявлением.  
- Друзья мои! (От этих слов вздрогнула одна часть завсегдатаев 'Тухлого часа') Дорогие товарищи! (Вздрогнула другая часть посетителей). Не могу молчать! Я слушал вас, я думал, я пытался говорить - но меня не слышали, а если слышали - пытались заткнуть рот, прервать полёт правды, задушить песню свободы!  
Попытавшийся вставить пару слов Альенси сходу заработал крепкий подзатыльник, был скручен и засунут под стол. Для гарантии Боцман залепил ему рот лейкопластырем, отобранным у доктора Пата, который пытался склеить им покорёженную любимую клизьму.  
- Так вот, - продолжил свою речь Боцман, - теперь я буду говорить что хочу, где хочу, сколько хочу, а кому не нравиться - могу выдать импортное средство под названием 'бируши'.  
После такого заявления пришлось призадуматься не только рядовым посетителям таверны, но и другим вышибалам, и даже Лоре с РайЛидером. Боцман же, не обращая внимания на окружающих, а так же на связанного и залепленного Альенси под столом, приступил к делу. На орехи досталось всем - и чужим, и своим, и совсем посторонним людям. Постепенно всем стало ясно, что Боцман подхватил ОВЧЯ. К тому же завсегдатаи таверны поняли, что болезнь носит особо острый характер - Боцман, перед тем, как начать материлизацию духов и раздачу слонов, опутал весь 'Тухлый час' проводами и микрофонами, и теперь он в курсе самых свежих и секретных сплетен.  
Тяжелое течение болезни у Боцмана продолжалось до начала июня. Всё это время несчастный Альенси пролежал под столом, изредка делая слабые попытки развязаться, или хотя бы ободрать лейкопластырь об ножку стула. И, не смотря на бдительность Боцмана, 2 июня Альенси вырвался из плена. В тот день Лора, при помощи РайЛидера, напичкала несчастного больного антибиотиками и успокоительными, чем и воспользовался Альенси. Много нового услышал про себя и свою сексуальную жизнь Боцман:  
После сравнительно вялого течения ОВЧЯ, дившегося чуть больше недели, когда многие думали, что дело пошло на поправку, неожиданно случилось обострение болезни. Боцман разразился пространной речью в адрес Альенси, прошёлся мимоходом по Фантазии, снова попинал Альенси. Несачастный бывший пленник Боцмана, дрогнув под натиском обличительной информации, а так же под укоризненными взглядами посетителей таверны, удалился в творческий отпуск.  
И вот уже целую неделю, как Боцман молчит. Может быть, Лора заставляет его принимать регулярно таблетки, может быть, доктору Пату удалось-таки исполнить свою давнюю мечту - поставить бравому Боцману успокоительную клизьму с лавандой и валерианой, а может - кто знает - Боцман лелеит новые планы на будущее, ведь Альенси ушёл, но обещал вернуться:
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #10 - 01/17/07 :: 02:08:29
 
Глава следующая. К вопросу о статистике
 
Одним солнечным июньским утром в 'Тухлый час' вошла Сoтивершенство. Хотя узнать её можно было по совершенно стройным ногам, и только - всё остальное не было видно за ворохом бумажных рулонов, линеек, цветных карандашей, циркуля и коробки канцелярских кнопок. Сверху на этом совеобразном стогу с ножками лежал калькулятор.  
Сoтивершенство уселась за любимый столик, свалила на его поверхность принесённые с собой канцтовары, и, отирая пот с совершенного лба, заказала бармену Коковичу стакан газированной минеральной воды без пузырьков. Кокович протёр воспалённые от хронической бессонницы глаза, с трудом узнал посетительницу, и стал готовить требуемый напиток (Секрет этого напитка он никому не раскрывал, хотя он очень прост - минеральную воду надо было наливать в стакан через чайное ситечко).  
Тем временем Сотивершенство прикрепила кнопками к стене таверны несколько листов ватмана, затем разложила на столе перед собой карандаши, линейки и прочее, раскрыла толстую тетрадь в линеечку, и приготовила ручку.  
Малочисленные (ввиду раннего времени) клиенты Коковича заинтригованно поглядывали в сторону Сoтивершенства. Самые нетерпеливые пытались подсмотреть, что она там пишет, однако Сoтивершенство прикрывала тетрадь рукой и махала в сторону нахальных торопыг калькулятором. А надобно сказать, что то был калькулятор, изготовленный лет 30 назад, у него был шнур для питания от розетки, и вообще он поражал своими размерами, а так же тем, что работал - не смотря на многочисленные следы склеивания корпуса, подкраски и прочего мелкого ремонта. Словом, взглянув на заслуженный калькулятор, невольно в голову лезли мысли о лихих финансовых отчётах, 'чёрных' кассах и бравых бухгалтерах невидимого фронта.  
Постепенно 'Тухлый час ' заполнялся посетителями. Дело близилось к обеду, и бедный Кокович, у которого глаза уже были как у варёного налима, одной рукой смешивал коктейли, а другой двигал на плите сковородки и кастрюли. Он дошёл уже до той степении виртуозности, что ногой включал и выключал микроволновую печь. Клиентура таверны постепенно втягивалась в веселье - кто пел, кто пил, некоторым закуску и рюмки ставили уже под стол - туда им было ближе тянуться. Любители граффити разрисовывали стены таверны ручками, фломастерами и маркерами.  
За всем этим внимательно наблюдали совершенные глаза Сотивершенства, а её совершенные руки (одна - правая, а другая - левая) вносили информацию в тетрадь и щёлкали кнопками калькулятора. Иногда, да что там скрывать, довольно часто, Сoтивершенство выходила из прокуренной и пропахшей различными ароматами таверны на улицу, подышать свежим воздухом, но делала она это так быстро и совершенно, что многие этого не замечали, а доктор Пат даже утверждал, что карандаш, выпущенный из совершенных пальцев Сoтивершенства, не успевал упасть на раскрытую тетрадь, как девушка вновь оказывалась за столиком.  
Так прошёл день. Народ в таверну всё прибывал и прибывал. Кокович, уже совершенно никакой, меланхонично пожёвывая зубочистку, наполнял бокалы, не особенно заботясь о соотношении пропорций в компонетах различных коктейлей, тем более, что многим посетителям 'Тухлого часа' можно было наливать обыкновенную воду, вместо водки, и чернила соответствующих цветов - вместо пива и вина. За этим тоже следили совершенно зоркие глаза Сoтивершенства.  
Ближе к самому вечеру Сoтивершенство попросила у Коковича старую ширму, оставшуюся с Бог знает каких времён и отгородилась от всех прочих завсегдатаев таверны. Сквозь шум, гам и гогот можно было расслышать скрип карандашей, шуршание бумаги и хруст ломающихся грифелей. Иногда из-за ширмы раздавались глухие ругательства, совершенные, как и всё у Сoтивершенства. Труд продолжался довольно долго, однако народ (из тех, кто еще держался на ногах, или хотя бы мог смотреть, хоть и лёжа, обоими глазами в одну точку), терпеливо ждал результатов труда . Наконец, из-за ширмы появилась усталая, но довольная Сoтивершенство. Она свернула ширму, сунула её кому-то из наиболее трезвых клиентов Коковича, и пригласила всех поближе.  
На прикреплённых ещё утром листах бумаги красовались схемы, диаграммы, графики и рисунки.  
- Теперь можете задавать вопросы! - произнесла Сoтивершенство совершенным голосом. Ответом ей было настороженное молчание.  
- Ну что же, тогда я сама расскажу, - помолчав, произнесла автор титанического труда, - что именно здесь изображено. На первой диаграмме мы видим, - тоном заправского лектора приступила к пояснениям Сoтивершенство, - наиболее популярные на сегодня темы разговоров в нашей таверне. На первом месте - 'Поэтические посиделки', автором и вдохновителем которых являеться наша всеми любимая Фантазия. На втором - с небольшим отставанием - 'Любовная лирика', идейный вдохновитель - не менее любимая Чикса. В первом случае тему поднимали 75 раз, а во-втором - 64.  
- Далее, график номер два - продолжала Сотивершенство, - отображает самого популярного посетителя 'Тухлого часа' на сегодняшний день. Если с утра абсолютным лидером являлся небезизвестный Альенси, то к обеду его практически догнал уважаемый вышибала Боцман. Однако к вечеру в таверну заглянула несравненная Лора (она ездила отдыхать в заморскую страну Спагеттию), чем сбила с позиций Альенси и Боцмана.  
- Рассмотрим таблицу номер три. Здесь мы видим результаты моих наблюдений за наиболее частыми посетителями таверны. Первое место занял всё тот же Альенси, он успел забежать в таверну за один только день 156 раз. Чуть-чуть от него отстал Крези Му - он побывал в 'Тухлом часе' 154 раза за сутки и занял второе место. Третье место по праву заняла Лора - только за один вечер она заглядывала к нам 149 раз. Отдых, несомненно, пошёл ей на пользу. Следущее место я скромно присуждаю себе - Сoтивершенству, а кто будет против - получит небольшой, но больный сюрпиз. За весь сегодняшний длинный день я сбегала на улицу и вернулась ровно 119 раз. Хотя вы этого и не замечали. И, наконец, пятое призовое место занимает Дюша - со своими 103 входами и выходами из таверны. Между прочим, чаще всего её сначала было слышно, а потом уже видно. А теперь представьте, как замучились сегодня скрипеть двери 'Тухлого часа'.  
- Позвольте и мне сказать, - неторопливо произнёс Боцман, - если можно так выразиться - внести коррективы. Подсчёт появлений, я думаю, не совсем верен. Возьмём того же Лусрана - разве можно считать за появление его дейсвия - открыть двери, сказать 'А чё это вы тут делаете, а?', и выйти? Объективнее надо быть, милая Сoтивершенство.  
Однако Сoтивершенство не обратила внимания на реплику Боцмана, и продолжала.  
- Рассмотрим некоторые мои личные выводы, к которым я пришла за сегодняшний день. Итак:  
- Самая забавная и говорливая в таверне - это, разумеется, Дюша.  
- Самый большой любитель цитат, он же любитель поспорить - наш ветеран вышибал - Боцман.  
- Самый здоровый (в смысле выпить не дурак) - уважаемый доктор Пат.  
- Самая большая любительница поэзии - Фантазия.  
- Самая скромная, но совершенная, это, конечно, я, Сотивершенство. (А кто будет против - прошу не забывать про небольшой, но больный сюрприз).  
- Самый лучший автобус на электромоторе - Троллейбус. К тому же экологически чистый -а то в таверне дышать и так нечем.  
- Самая АляБомондистая из всех - АляБомонд.  
В этот момент открылась дверь таверны, в неё заглянул Лусран, и спрсил: - А чё это вы тут делаете, а? Однако самостоятельно ему в этот раз покинуть таверну не удалось: первым в него прилетел сюрпиз от Сотивершенства в виде старой медной дедушкиной пепельницы, а уже в упавшее тело врезался тяжелый, просолённый всеми морями сапог с левой ноги Боцмана. Сапог с правой ноги давно уже стоял на видном месте таверны в качестве декоративного украшения.  
- Разрешите так же добавить. - Произнёс вслед улетевшему сапогу Боцман. - Самый бескомпромисный и стойкий в своих убеждениях в нашей таверне - разумеется, Альенси.  
- Однако странно, - сказал молчавший до этого СтреЗлюк, мирно пивший пиво в уголке, - Альенси самого вреде бы сейчас и нет, а Боцман опять его вспомнил:Надо же, как он тебе в печёнки залез.  
В этот момент в таверну в 51 раз ворвалась Чикса. - А мне сегодня налили сразу два стакана коктейля, бесплатно, хотя я и не просила, - радостно заявила она.  
Сoтивершенство задумчиво потёрла совершенной левой рукой свой совершенный лоб, и сказала, - Надо же, я и не заметила сразу, это ведь тоже входит в систему статистики. Значит, так:  
- Кокович наливает по одному коктейлю бесплатно всем посетителям таверны.  
- По два бесплатных - Чиксе, Зеленцу, Фантазии, Дамазонке и судье Масситу.  
- По три коктейля даром - Альенси, Крези Му, Лоре, Сотивершенству, то есть мне, и Дюше.  
И это каждый раз, когда мы приходим в 'Тухлый час'. И как он до сих пор не разорился? - Сотивершенство вздохнула, присела на стул, промокнула надушенным совершенным платочком совершенную испарину (всё же в таверне было достаточно жарко, и усталость тоже давала о себе знать). - А теперь я прощаюсь с вами, мои милые друзья, но только на десять дней. Потерпите, и я, со свежими совершенными силами после совершенного отдыха составлю для вас новые совершенные графики, таблицы, и диаграммы. Ждите:
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #11 - 01/17/07 :: 02:09:05
 
Глава 9. Тоскующий Боцман
 
Все посетители таверны по отношению к Боцману делились на три группы. Одна группа считала, что Боцман - старый морской волк, у которого сам капитан Врунгель безуспешно пытается получить автограф уже который год. Эта группа считала, что Боцману можно задат любой вопрос, поскольку он или знает ответ, или знает, кто его знает. Но знает в любом случае. И что именно по причине чёрной зависти к заслугам Боцмана Жак Ив Кусто ушёл на дно и не хочет подниматься на поверхность  
Вторая группа считала, что Боцман - старый солдат, не знающий слов любви, но от этого не становящийся менее привлекательным и галантным мужчиной, с которым всегда можно мило поболтать на любую светскую тему.  
Третья группа (самая многочисленная, кстати сказать), считала, что Боцман - это сочетание двух первых ипостасей, причём в худших их проявлениях, а именно - тыловая крыса, которая и по морям-то не плавала, а только бегала с кора#ля на корабль, покусывая мореплавателей за ноги. И что особенно он любил кусать за ноги тех моряков, которые плыли в америку.  
На самом деле, это конечно было враньё. Особенно про ноги бестолковых моряков, плывущих в Индию, а попадающих в америку (про таких ещё говорят - мечутся как цветок в проруби). Дело в том, что находясь в постоянном поиске места, где лучше, и не находя его (потому что хорошо было там, где их нет, а вот где они появлялись, там становилось сразу как-то не так...), эти моряки нигде не приживались, но гадости набирались со всего света, так что их не то что кусать - подбегать близко было не очень-то и приятно. Не зря говорят - не трогай ты цветок, он тебя матом ругать не будет.  
Ну да ладно, это всё присказка была, теперь и сказка начинается. Третья (многочисленная которая) группа вносила в жизнь Боцмана разнообразие, не дающее ему загрустить по зовущему голосу моря. Всю свою нерастраченную любовь старого солдата Боцман выплёскивал в нежные послания этим правдоборцам. Как много их было... Альенси, ddd, Камолейзи.... святая троица, не иначе. Но потом Альенси угодил в яму позора, его каморку заколотили и.... выяснилось что вся эта группа - это действительно святая троица. В одном лице... И некому больше было сказать Боцману, что он... эээ.... нехороший человек, и пойти ему надо в... эээ... далёкую и прекрасную страну. И загрустил от этого Боцман нечеловеческой печалью.......  
Единственное, что осталось Боцману в качестве утешения - это любовные письма Альенси, подсовываемые последним под дверь каморки Боцмана. Боцман часто в минуты отчаяния доставал их из своей заветной шкатулки и перечитывал. И радость наполняла его сердце. Сколько любви было в этих посланиях, сколько чувства. Экспрессия, хлещущая через край... неудивительно, что недавнопришедшие посетители таверны не могли понять, почему же Боцман так тоскует. А он тосковал. Сильно тосковал. Ну что мог знать СтреЗлюк про печёнку Боцмана, если даже клизмы доктора Пата не имели в данном случае никакого не то что лечебного, но даже и терапевтического эффекта?!  
Однако со временем, опасаясь видимо за здоровье Боцмановской печени, Альенси сменил место подсовывания своих жизнерадостных записочек. Теперь их стала получать Лора. На самом деле это было здорово, ибо послания в стиле: "Этот парнокопытный козёл у меня допрыгается и ты вместе с ним!!!" поднимали настрой до самой ватерлинии и Боцману, и Лоре. Именно поэтому Боцман отвечал Альенси взаимностью и заступился за Альенси при проведении голосования.  
Вот так они и жили - разделённые атлантикой, но притягиваемые друг к другу как плюс к минусу. Боевой офицер и бывший ефрейтор стройбата. Патриот и космополит. Интеллектуал и тугодум. Поэт и матершинник. Человек, отвечающий за свои слова и хозяин своего слова (хочу дам, хочу обратно заберу). "Они сошлись, вода и камень..." Не хватало Боцману Альенси. Ох как не хватало... Ведь на фоне Альенси достоинства Боцмана сверкали особенно ярко. Но это уже была совсем другая история...
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #12 - 01/17/07 :: 02:09:31
 
Глава 10. Пьяный бунт
 
Вечерело... в таверну как обычно после трудового дня подтягивались уставшие посетители. Кокович привычно тряс коктейли, намешивая из набивших оскомину алкогольных "иньгридиеньтов" (при попытках выговорить это слово, Коковича начинало трясти ещё сильнее, что только помогало процессу ) новые невиданные никому ранее (в том числе и ему самому) вкусы. Именно эти вкусы и притягивали многих посетителей, желающих перепробовать всё, что намешает трясущийся Кокович. Мысль о том, что можно просто выпить всего по чуть-чуть, а в животе оно всё равно перемешается в уставшие головы посетителей не приходила, и Кокович этим умело пользовался.  
В иные дни лень одолевала и его самого, по коей причине коктейлей было мало и народ пил что-то одно, не желая "мешать". В такие вечера обычно ничего "интересного" не происходило, разговор медленно переходил в обычный мордобой и битьё посуды, происходящие уже молча и с остервенением, что само по себе было интересно только участвующим. Окружающим же было скучно.....  
Но иногда, когда Кокович был, что называется, "в ударе", шоу устраивались нешуточные во всех отношениях. Крыши сносило так, что окружающие, открыв рты и выронив соломки, забывали про свои коктейли и с интересом наблюдали на реакцию тех, кто уже успел выпить больше их самих. В один из таких вечеров........  
Вообще-то, Массит был хороший малый. Быстрый и мёртвый. Ой, сорри, это из другой оперы.... это Ки Даприо был мёртвый, а Массит - живее всех живых. Самый быстрый и безжалостный вышибала. Коего боялись даже свои, вспоминая постоянно про принцип: "Бей своих, чтобы чужие боялись" и надеясь, что Массит его не знает. То ли Массит и правда не знал, то ли был добр к окружающим, но своих он не трогал. Только "Чужих". Но однажды... однажды "коктейль Коковича" сделал своё чёрное дело. В голове Массита всё перевернулось с ног на голову и вчерашние "соратники" стали злейшими врагами. Для начала, обведя мутным взглядом таверну, Массит попытался найти тусовку, именовавшую себя "оппозицией", которая собиралась в самом тёмном углу таверны, пила водку с пивом, смешивая, но не взбалтывая, перешёптываясь и время от времени выкрикивая грозные, но совсем даже не страшные лозунги. Не найдя оных, Массит разразился одиноким возгласом в пустыне: "О други! Я с вами!!!" Окружающие напряглись... и не зря. Далее Массит выдал тираду, сносившую башни окружающих тем, кто ещё не пил и моментально протрезвляющую тех, кто уже "принял допинг". Общий смысл его путанных мыслей был таков - наиболее симпатичными для Массита являются розовые вышибалы, хотя они являются его галюцинацией. А вот "голубых" вышибал он на дух не переносит, поскольку это противоречит законам природы, творениями которой вышибалы и являются. Хотя творениями и неудачными. Шастающими под ногами нормальных людей и плюющимися в них крекерами в виде плюсиков. Особо злобные вышибалы - сунувшие свои кривые пальчики в розетку и получившие разряд, превышающий 150 вольт. Таких вообще надо топить в литровой (тут Массит посмотрел на свой стакан, опустошённый на 2\3), нет, лучше в двухлитровой таре. Кроме того, эти гады (вышибалы) не переносят нормальных чисто конкретных разговоров пацанов, превышающих по уровню чисто конкретного шума 250 децибелов, а это вообще свинство. Кроме того, они не позволяют "наезжать", а как же пацанам без этого жить? Посему вышибал надо топить в двухлитровой (тут Массит опять посмотрел на свой стакан), а лучше многолитровой таре. А администратор у них (Массит с трудом сконцентрировал свой взгляд на подошедшей Лоре, решивший ласковым словом, которое и кошке приятно, уложить Массита проспаться) вообще о двух головах... таких вообще однозначно в спирт и Кунсткамеру....  
Вот так вот его колбасило и плющило. Но в одиночку было тоскливо плющиться, и Массит начал искать себе собутыльников...сорри, состаканников... сори, союзников. Поскольку всё в его голове встало с ног на голову, то теперь "Чужие" стали своими. Но главного из них - Альенси, к сожалению Массита, пока не было (об этом чуть позже). Посему Массит попытался втянуть в дискуссию Фантазию (что, впрочем, ему удалось), тыкая пальчиком в графики, вывешенные Сотисвершенством, и вопрошая, почему же Фантазия не находится на пике графика, а только где-то на излёте. Ибо все остальные Фантазии в подмётки не годятся и посему налицо явный подлог, фальсификация, провокация, экзекуция, эксгумация... (тут Массита опять понесло и он ушёл в себя). Тут же появилась тема для нового диспута - кто больший нарцисс: Фантазия, у которой все события в жизни происходили под девизом "Мне, любимой, посвящается", Сотисвершенство, которая самокритично продекларировала своё "сотисвершенство", или Боцман, который участвовал в любом диспуте по-определению. Но этот диспут был недолгим, ибо его перебило долгожданное появление Альенси.  
Маленькое отступление. Собственно, надо же объяснить, почему Альенси отсутствовал некоторое время. Дело в том, что Альенси, наслушавшись рассказов Боцмана про местный кинематограф, решил не словом, но делом доказать превосходство американского кино. Для чего решил в лицах разыграть сценку из фильма "Догма". Общий сюжет фильма таков: Бог изгоняет двух ангелов на Землю в качестве наказания без права на помилование. Однако, в католицизме есть фитч, что принятые на Земле догмы автоматически принимаются Богом. И вот, один из епископов (или как его там) решил устроить массовую акцию по отпущению грехов: любой прошедший через вход его церкви очищается от грехов и может немедля лететь в рай. То есть, пройди те два ангела сквозь вход, Бог должен был бы отменить своё решение, что невозможно. Вот...  
Дабы воплотить свой план, Альенси для начала насовершал кучу грехов (для чего ему пришлось представить, что он впал старческий маразм, отягощённый состоянием подростковой нестабильности) и был изгнан Лорой из таверны с вердиктом: Если кто-то поручится за него до первых петухов, то он будет прощён. Дабы не отходить от канонов фильма, Альенси строго-настрого запретил кому-либо брать себя на поруки. И начал своё путешествие к воротам церкви... ой, сорри, таверны. Сметая всё на своём пути. Как и требовалось по фильму.  
По фильму, ангелам так и не удалось нарушить слово Бога, ибо группа обычных землян помешала им сделать это. Значит в таверне тоже должен был найтись такой человек. И он нашёлся. Боцман. Вы удивлены? Но ничего удивительного тут нет. Боцман и не говорил, что все фильмы фабрики грёз инородцев - плохие. "Догма" как раз ему очень понравилась. Посему он принял участие в постановке, чем очень разозлил Альенси ( о чём он подал письменное заявление Лоре). Но было поздно. Кино-то уже кончилось...  
А вечер в таверне меж тем шёл своим чередом...
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #13 - 01/17/07 :: 02:09:59
 
Глава 11. Летние курьёзы
 
Права, ох права пословица - 'Ремонт нельзя закончить, его можно только прекратить!' Увлекшийся ремонтными работами Райлидер (см. главу Большой ремонт) начал ежедневно перекрашивать стены комнаты для дискуссий, которая примыкала к таверне и посещать которую считал своим долгом каждый более-менее постоянный посетитель оного заведения. Для начала, испробовав последовательно сине-голубой, жгуче-желтый и противно-оранжевый цвета, Райлидер сделал комнатку фиолетовой в коричневую крапинку. На все просьбы и мольбы Лоры, мол не надо бы, верни как было, ответом явилось гордое молчание и последующая покраска стен в грязно-серый цвет:.  
А потом Райлидер исчез. Как и не было его. Несчастная Лора рвала на голове волосы, стенала, но ничего поделать не могла - цвет стен по-прежнему оставался такой же мерзопакостный:  
Альенси, не выдержав издевательств и притеснений со стороны Боцмана и Лоры, ушел в глубокую несознанку, дав обет в течение месяца не приближаться к таверне и не исписывать стенки комнат своими лозунгами. Правда, надо отметить, что во многом этому поспособствовала и Лора, отобрав у Альенси пропуск в таверну в качестве наказания за неспортивное поведение:Однако, по просьбе Боцмана, этот пропуск Альенси-таки получил обратно (см.предыдущую главу).  
Через пару дней, засучив рукава, Боцман и Лора в четыре руки перекрасили стеночки комнатки, сделав ее этакой веселенькой рацветочки: Ну, что поделать, подумали они: Придется оставить так:.  
Лето тем временем все продолжалось, погода взбрыкивала сюрпризами, как необъезженный конь, мечась от холодного и ветреного состояния к теплому и солнечному. Даже по поведению посетителей таверны можно было легко угадать, какие нынче погоды стоят на дворе: В пасмурность и сырость народу было в таверне - не протолкнуться, а в пекло в таверну заглядывали лишь единицы, изнывающие от жары, и мечтающие получить из рук Коковича ледяные коктейли.  
Приключались с посетителями таверны от эдакой жары не только солнечные удары (см.главу Солнечный удар), но и вещи еще похуже: Да вот, к примеру, последний курьез: Но сначала немного истории:  
Когда-то давно, ну, может пару лет назад, таверну стали посещать странные типы, причисляющие себя к тайному обществу 'Ванька-встанцев'. Они старательно маскировались под обычных посетителей таверны, вели умные и заумные беседы, думая, что никто не узнает. Странно, но при этом они почему-то забывали, что надетые на их головы шапочки с прорезями для глаз, что называется 'с головой' выдают их принадлежность к таинственному обществу. Их предводитель, гордо именующий себя мистер Ы (он так и представлялся: 'Ы, просто Ы') днями и ночами в темном углу таверны что-то писал в толстенном блокноте, специально 'забывая' его в таверне, когда уходил. Как-то, из любопытства, посетители (сейчас уж и не вспомнить, кто именно), заглянули в блокнот и увидели там многочисленные записи, стихи и фантастические рассказы. Тема в них рассматривалась только одна - как бы убить администратора Лору, да повыкидывать из таверны всех вышибалок. Странно, но ни на одном листке блокнота не было ничего о том, что же будет дальше с таверной, коли всех поубивать:  
Дабы оградить таверну от варваров-разрушителей, и припомнив пословицу 'Чтобы избавиться от врагов, сделай их друзьями', Лора предложила мистеру Ы поработать в таверне вышибалом: И что тут началось! Согласился он с радостью и как начал вышибать, вышибать, вышибать:.. невзирая на лица и одежду, по поводу и без: Он вроде бы и понимал, что поступает неправильно, но ничего поделать с собой не мог - жажда власти и жажда показать, что он этой властью обладает - была превыше всего:Бывшие его соратники по тайному обществу 'Ванька-встанцев' глядя на своего предводителя сильно разочаровались в самой идее вставанчества, поснимали свои маскировочные шапочки и оказались в итоге вполне приличными людьми: А мистер Ы вдруг сам неожиданно исчез из таверны и более там не появлялся:  
Но вот уж действительно курьез - его толстенный блокнот до сих пор валяется где-то на чердаке таверны, уже достаточно ветхий и запылившийся:  
Как-то тот блокнотик случайно попался на глаза Масситу, который стараниями Мортимера  
уже почти месяц был безработным и покинул дружные ряды вышибалок, отсиживаясь в тёмных углах таверны, старых чердаках и сырых подвалах, изображая из себя великомученника и правдоруба, единственноимеющего право носить звание "Пророка таверны, гордо реющего на ветру и держащего нос по ветру". При этом его метущаяся душа была уверена, что он - знамя полка, хотя со стороны, в силу его постоянных метаний и реверансов в прямо противоположны стороны, это больше походило на банальный флюгер, который, подчиняясь дуновениям ветерка, создаваемого проходящими мимо Массита посетителями, вертелся волчком на своём флагштоке. Ещё вчера Массит цитировал при каждом удобном случае поэта-песенника Хоя: "Мама, мы ВСЕ тяжело больны. Мама, я знаю - мы ВСЕ сошли с ума!", а у же сегодня он гордо заявлял, что прошёл полную диспансеризацию и получил диагноз - "Здоров, хотя к строевой не готов в силу плоскостопия". Это было не единственное противоречие в его поведении. Вот, например, ещё одно - Массит утверждал давеча, что скоро Боцман своими утренними и вечерними построениями распугает всех посетителей и останется один, а уже сегодня он заявлял: "Тебя, Боцман, воспринимать всерьез будет только душевнобольной". Совмещая эти его слова с упоминашейся ранее цитатой Хоя ("Мама, я знаю - мы все сошли с ума"), которая была девизом Массита, получалось так, что пока Боцман в таверне - отбоя от посетителей не будет...  
Одним словом, лазая по пыльному чердаку в поисках правды, Массит стукнулся в темноте лбом в какую-то балку и в сердцах воззвал: "О небо ... открой мне истину!" В этот момент, откуда-то с полки, потревоженный лбом Массита, свалился этот самый брошенный и забытый всеми блокнот, который и был воспринят Масситом как перст судьбы. Он сдул с блокнотика пыль и начертал - 'Ребята, я с вами! Если вы еще не загнулись, то:' Но не знал Массит, что хозяин блокнотика давно позабыл и своих соратников, и свои сногшибательно-разрушительные идеи, да и соратники его поразбежались кто куда:  
На улице бушевало лето, а на пыльном чердаке бушевала пыль, поднятая ищущим правду. Всё шло своим чередом....
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Mort
Администратор
******




Сообщений: 1280
Репутация: 142

Пол: male
Re: Таверна. (фантазия)
Ответ #14 - 01/17/07 :: 02:10:30
 
Глава 12. Зеркальное отражение
 
Все шло своим чередом, но постоянные посетители таверны последнюю неделю вдруг начали замечать, что два друга 'не разлей вода' Руха и СтреЗлюк как-то видоизменяются, перекореживаются и начинают походить друг на друга. Более же внимательные могли вспомнить, что началось-то все значительно раньше, собственно говоря, вот с такого их диалога...:  
- Эх, Руха! Ну не думаю я, что всё так плохо Подмигивание))  
- Да, CтpeЗлюк, я давно подозревал, что ты кобель)))  
- Руха знаешь..я всё время удивляюсь....как тебя Заечка столько времени терпела Подмигивание)  
- А хто её знает)  
- Особенно я прибалдел от того, как ты её кобылой назвал Подмигивание))  
- Не, CтpeЗлюк:она сама себя так назвала - лошадь, а это и есть кобыла!  
- Сомневаюсь: с чего ты взял про лошадь? Слушай, Руха, а лошадка.... енто я как понял из-за того что ты себя осликом называл? Подмигивание)  
- Ну да, а самое главное что с ней я общался именно так )не думай что с одними я такой с другими другой)))  
- Да знаю я, Руха, что именно так, наслышался Подмигивание)  
СтреЗлюк посмотрел на Сотивершенство, которая внимательно слушала разговор и неодобрительно покачивала головой.  
- Сотивершенство....ну вот смотри, пони енто ещё куда ни шло. А девушку, которая к нему со всей душой, кобылой... енто перебор на мой взгляд Подмигивание  
Руха тут же огрызнулся:  
- Интересная логика.......)))но я не согласен)  
- Руха, то есть с кобылой енто крайний случай Подмигивание  
- Да, но все-таки кобыла куда лучше звучит))  
Тут Руха задумался и произнес фразу, которая видимо теперь всегда будет его девизом: 'Я тоже всегда был ослом, а не осликом!'  
Такие разборки и препирательства случались между друзьями ежедневно, пока кому-то из них не пришла в голову идея поменяться именами. Да если бы только именами! Увлекшись процессом, они обменялись брюками, рубашками, СтреЗлюк даже отдал Рухе свою сережку, памятуя пословицу - 'Для милого дружка - сережку из ушка'. Дело зашло так далеко, что обменный процесс продолжился и на следующие дни:СтреЗлюк, из солидарности с Рухой, начал материться в таверне, а потом и вовсе отказался от должности вышибалки, дабы случайно не вышибить самого себя за непотребные выражения:  
Но таверна есть таверна, ее воздействие на посетителей всегда заканчивалось неожиданно (см.предыдущие главы). Руха и СтреЗлюк незаметно для самих себя стали похожи, как близнецы. И увы, видимо жара оказалась виновата в том, что у братьев-близнецов куда-то пропали их собственные хорошие черты, а вот некрасивые и отталкивающие - проявились с удвоенной силой. 'Таверновый вариант' Бивиса и Батхеда - Руха и СтреЗлюк (или СтреЗлюк и Руха, кто их там теперь разберет) теперь ежевечерне горланили в общем зале, распугивая новеньких и робких посетителей. Их самодостаточность зашла так далеко, что они даже перестали общаться с другими посетителями. Издалека их можно было принять за зеркальное отражение одного и того же человека, но мы-то знаем, как все начиналось:Улыбка
Наверх
 
 
Посмотреть Профиль   IP записан
Страниц: 1 2 
Послать Тему Печать
Forum.Gamez.Ru » Powered by YaBB 2.1!
YaBB © 2000-2005. All Rights Reserved.